НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Выступления в калининградской областной думе / Пока Ежиков продавал Родину, Президента России объявили преступником

Пока Ежиков продавал Родину, Президента России объявили преступником




Настоящий полковник

...До минувшего четверга я считала, что самым "убойным" из всех заседаний Калининградской областной Думы третьего созыва было то, на котором депутаты истерически кричали: "Двух санитаров в зал!" Но нет пределов совершенству. Тридцать девятое (внеочередное) заседание Думы оказалось гораздо круче предыдущих по количеству (и качеству) "спецэффектов". Еще бы! Посвящено оно было одной из самых животрепещущих на сегодня проблем: проекту федерального закона "О ратификации договора между Российской Федерацией и Литовской Республикой о российско-литовской границе".

Тема богатая - и в свете грядущего не-пойми-какого визового режима, - и тем паче! - в свете предстоящих выборов в Государственную Думу.

...Шоу началось с того, что депутат Багалин явился на заседание в военной форме. Зеленой, как у пограничников, но, кажется, старого советского образца. С полковничьими погонами (напомним, г-н Багалин получил звание полковника ФСБ, пребывая в запасе).

Народ впечатлился до полного обалдения. А "настоящий полковник" вышел на сцену. Тьфу... на трибуну!

Впрочем, до помпезного выступления г-на Багалина депутат Ярошевич успел-таки скандализировать атмосферу собрания своим предложением голосовать ПОИМЕННО. Предложение это прошло... гм... в несколько усеченном виде: голосовать парламентарии решили как обычно, но пофамильно отмечать в протоколе всех, кто "за", "против" или воздержался. А спикер Никитин призвал коллег держаться в рамках политкорректности, помня о том, что каждое резкое слово будет всенепременно "отслежено" литовской прессой и тамошними парламентариями - и, соответственно, может иметь самые серьезные последствия.

У Шушкина нет "погонов"

Багалин: "Вопрос сегодня о святом для меня - о границе... Комитет по правопорядку, безопасности, международным и межрегиональным отношениям не выработал однозначной позиции и не может ее предложить... Этот вопрос политический, но давайте его не политизировать... Главное, мы должны показать, что Дума способна принимать решения, даже по таким важным вопросам".
Спикер Никитин: "Вашему вниманию предложены два проекта постановления - депутата Селезнева и депутата Баталина".

Поляков (лидер фракции "Единство"): "Мы поддерживаем проект Баталина".

Селезнев: "Вы за ратификацию договора о российско-литовской границе или против?"

Депутат Шушкин (экс-член фракции "Единство - тот самый прапорщик, который все время шагал не в ногу): "Против категорически. У меня нет погонов, поэтому я выскажусь с места... Не надо было штурмовать Вильнюсскую телебашню! А просто надо было поставить войска вдоль транспортного коридора - и тогда Литва разбиралась бы, что такое этот транспортный коридор, а мы спокойно работали бы. Анклавность мешает нам развиваться. У нас три варианта: транспортный коридор, свободный транзит или то, что существует сегодня (судя по интонации, Шушкин явно хотел добавить словечко типа "бардак", но воздержался из соображений политкорректности, - прим. авт.).

Депутат Виноградов: "Фракция "Единство" сраведливо поставила вопрос о том, что говорить о ратификации рано, пока не решены проблемы нашей области. По предлагаемому договору 487 га нашей земли должны отойти Литве. В сорок пятом году при штурме Кенигсберга на каждом гектаре в среднем погибло по восемь советских человек. Об этом тоже надо помнить".

Литва нам не враг

Депутат Шлык: "Хотя нас и отслеживают со стороны Литвы, как мы тут голосуем, но отношения между Калининградской областью и Литвой - это прежде всего отношения между Литвой и Российской Федерацией. Электричество, газ - все к нам идет через Литву. Поэтому мы должны принять взвешенное решение, направленное на развитие добрососедских отношений. Литва нам не враг. А то мы уже договорились чуть ли не до того, что надо туда войска вводить".

Селезнев: "Нас имеют со стороны Литовской республики за то, что мы так мягко обсуждаем каждую животрепещущую для нашей области проблему. Не надо уподобляться страусам и прятать голову в песок!"

Депутат Буханцев: "Вопрос носит чисто политический характер. До настоящего времени никто даже не выложил карт (географических, - прим. авт.), чтобы нас убедить принять этот закон. Нас водят за нос... Я согласен с Селезневым - договор нельзя ратифицировать. Документ должен ставить все точки над "i". Если он расплывчатый, зачем его принимать?!"

Депутат Маточкин: "Есть два вида политического мышления: одно - на публику, другое - для себя. Все сегодня работают на публику. Но давайте подумаем для себя!"

Депутат Федотов: "Мы все говорим, что выбраны от народа. Так давайте дадим слово народу - проведем референдум. Совместим его с выборами в Государственную Думу".

Спикер Никитин: "А сегодня вообще ни за что не голосовать?"

Встать в позу

Депутат Смильгин: "Депутаты городского Совета города Советска уполномочили меня передать: ратификация невозможна. Необходимо общественное обсуждение данного федерального закона. Я завидую соседям - литовцам. Как они умело, грамотно и четко отстаивают свои интересы! Нам надо учиться у литовцев. А то мы мельтешим, и всегда нам приходится вставать в неудобную позу, а потом из нее выкарабкиваться".

Депутат Долгов: "Не должно быть торгов по этому вопросу. Я поддерживаю Селезнева".

Ежиков тянет руку.

Никитин: "Владимир Семенович, вы уже выступали!" (в самом начале заседания депутат Ежиков зачитал заявление фракции СПС о "политических силах, готовых превратить проблему российско-литовской границы в южнокорейский вариант", - прим. авт.)

Ежиков: "Я выступал как представитель фракции. А теперь хочу как депутат".

Никитин: "А это две большие разницы?"

Ежиков: "ЛДПР мутит воду! Граница может быть неудобной, но договор надо поддерживать".

Депутат Хаипов: "Вопрос ратификации считаю несвоевременным".

Депутат Андреев: "Поддерживаю Селезнева".

Людей из поездов выбрасывать!

Багалин: "Багалин, двадцать седьмой округ... Я внес проект постановления и прошу его поддержать. Мой проект юридически грамотный, корректный и короткий".

В.П. Никитин, депутат Государственной Думы: "Если мы хотим говорить так осторожно, чтобы нас литовская сторона не услышала, тогда нам надо под столом шушукаться. Если мы ратифицируем договор - мы дадим Литве карт-бланш. Можно будет наших людей из поездов выбрасывать!

Но допустим даже, что будут созданы идеальные условия: когда калининградец проезжает по Литве, пограничники и прочие ему козыряют и улыбаются. Все равно остается вопрос: в основу договора положена устоявшаяся граница 1968 года. Откуда она взялась? А потому что литовский Совнархоз тогда был. Административной границы НЕТ. Нормальных карт в Москве не найти. Очертания определены от пня такого-то на угол сякого-то дерева.

Как можно допустить, чтобы мы лишились одной пятой озера Виштынец? Как можно определять границу по середине фарватера Немана, если фарватер сместился?! Это ведь надо будет у всех в Советске спиннинги отобрать, а то на сопредельную территорию со своего берега забросят...

В прошлом году районные власти Нестерова даже не подозревали, что озеро Виштынец поделили!

Литва брюссельские сообщения читает как хочет. А в Москве говорят: это калининградцы соглашаются, на них и вся ответственность. В Москве наши реки и озера никого не интересуют... Этот договор - односторонние уступки России. А Москве все равно, что подписывать".

Мягкий Тулаев

Н. Тулаев, член Совета Федерации (очень нервно): "Если мы не ратифицируем этот договор, получится, что мы обвиняем всех: президентов, Министерство иностранных дел... депутатов Государственной Думы... в том, что они совершили государственное преступление, подписав документ, который нанес ущерб интересам России!"

Реплики: "Правильно!"

Тулаев продолжает: "Когда вы решаете проблему с соседями на площадке, можно морду друг другу набить, а можно и прийти к компромиссу... Этот документ отвечает интересам России. Если мы его не примем, последствия будут ужасными. Ужа-асными! То, что можно было бы в последующее время реализовать в пользу калининградцев, будет аннулировано... Мы должны договор ратифицировать. Наша задача - добиться, чтобы этого не произошло без учета наших интересов".

Селезнев: "Где лично вы были до сегодняшнего дня? Почему обращение пришло от другого депутата? (Имеется в виду письмо в Калининградскую областную Думу председателя комитета по международным делам Государственной Думы Д. Рогозина - с просьбой прислать по данному запросу свои замечания и предложения, - прим. авт.) Границу устанавливают сила и деньги. Вы чересчур мягкий человек. Я попросил бы коллег отозвать вас из Совета Федерации".

Тулаев побагровел и забормотал что-то невнятное: "Это, наверное, не я здесь стою? Это, наверное, виртуальная реальность?.."

Аптекарь и управдом

Дали слово главе Нестеровского муниципального образования Почебуту: "Ельцин, когда подписывал вот ЭТО (договор об основах межгосударственных отношений РСФСР и Литовской республикой от 1991 г., - прим. авт.) и не представлял, что такое Виштынец. Если кто-то сегодня посмеет поднять руку за то, чтобы отдать часть озера, я не пойму его. Граница между Польшей, Литвой и Германией была установлена 600 лет назад! Вот карта!"

Никитин (спикер): "А Россия на этой карте была?"

Почебут: "Нет".

Никитин (спикер): "Так о чем вы тогда говорите? Что для нас ценнее: авторитет нашего государства, Президента, который на саммите заявил, что договор будет ратифицирован (Реплики: "Это его проблемы!!! - прим. авт.) - и, на другой чаше весов, 19% водного зеркала Виштынца, которое компенсируется сушей. (Крики: "Ничем не компенсируется! Где написано?! Какой сушей - болотом?! - прим. авт.) Литовцы утверждают, что все договорные обязательства они выполняют. Мы же не собираемся воевать с Литвой?! Вспоминать о прежних границах не в интересах Калининградской области. Вы не забыли, кто здесь находился до 1945 года?"

Виноградов: "Да, мы отдадим 487 га российской земли... А в обмен на что? В фильме "Иван Васильевич меняет профессию" есть такая сцена: Иван Васильевич с боярами общается. "А чё шведский посол хочет?" - "Кемску волость". - "Ну так отдать ему Кемскую волость!" Но ведь это была позиция управдома! Почему же вы (Никитину, - прим. авт.) рассуждаете сегодня как управдом?!"

Никитин: "В отличие от вас я изучал не медикаменты, а мировую историю! Вы не допускаете, что у Российской Федерации могут быть интересы, отличные от интересов отдельных жителей нашей области?!"

Зажопинск и Мухосранск

(Сложный вопрос. С одной стороны, и впрямь ради Высшей Целесообразности вполне резонно пожертвовать мелким и частным... С другой - что же это за государство, если его интересы постоянно приходят в трагическое противоречие с интересами простых граждан?! Сколько пренеприятных сюрпризов уже преподнесла Калининграду далекая Москва! И кто возьмет на себя смелость утверждать, что все они были обусловлены Высшими Государственными Приоритетами, а не коррумпированностью - к примеру - конкретных столичных чиновников... и не их, извините, головотяпством?

В Москве свято верят, что то самое государство, в интересах которого нужно действовать, находится в пределах Московской кольцевой дороги. Калининград для них значит не больше, чем какой-нибудь Зажопинск. Извиняться за грубое слово не буду - не мною придумано. Зажопинск, Мухосранск - так именуют коренные москвичи и Калининград, и Тамбов, и Урюпинск... Абсолютно не делая между ними разницы. А очень часто - и не подозревая, что таковая имеется. Хотя бы с точки зрения геополитики...

Историческая справедливость всегда возникает "на стыке". И прежде чем искать точки сближения с Литвой, Президенту Путину неплохо было бы найти их со своей самой западной территорией. Если столица моей Родины встречает меня презрительным "Понаехали!" и милицейско-паспортным контролем - согласитесь, я имею все основания усомниться в моральном праве Родины требовать от меня ущемления моих собственных интересов, - прим. авт.)

Шлык (Селезневу): "Вы за мирный или вооруженный исход событий? А то у нас депутаты уже стали переодеваться в военную форму!"

Реплики: "Хватит! Хватит! Давайте голосовать!"

Чистить картошку!

...На голосование поставили пять проектов постановления (три было предложено уже в процессе прений): Селезнева, Баталина, Багалина, Хаипова и Буханцева.

Багалин: "Имейте в виду, коллеги! Если потом будут организованы военные сборы, я буду ими руководить и отдельных депутатов за некорректность отправлю на кухню чистить картошку!"

...Итоги голосования обескуражили и спикера, и парламентариев, и публику.
За проект Селезнева оказалось девять человек, против - два, остальные воздержались.

Баталин: "за" - двенадцать, "против" - пять.

Хаипов: "за" - одиннадцать, "против" - пять.

Багалин ("который из двадцать седьмого округа", - уточнил спикер): "за" - пять, "против" - тринадцать.

Буханцев: "за" - шесть; "против" - три.

(Депутаты-аграрии Федотов и Андреев голосовали исправно, как часы. За все подряд. Ратифицируем? Йес! Не ратифицируем? Натюрлих. Ратифицируем, но с оговорками? Да-да, конечно-конечно.)

Никитин: "Ни один проект не принят нами за основу. Что это значит?"

Корнюшенков (правовое управление Думы): "Решение не принято".

Виноградов: "Давайте проведем мягкое рейтинговое голосование!"

Никитин: "Так мы именно его и провели".

Чуть-чуть беременные

Лидер фракции "Единство" попросил минутку - посоветоваться с членами фракции. Объявили тайм-аут. Впрочем, без особой надежды на его эффективность. Одно дело ВСЕЙ фракцией одобрять пусть даже крайне непопулярные меры, и са-авсем другое - принимать на себя индивидуальную ответственность за все возможные последствия "за" или "против".

Опытный политик все просчитывает на пятнадцать ходов вперед: одобришь ратификацию - через пару лет получишь ярлык "христопродавца" и литовского наймита (это и к бабке не ходи!).

Не одобришь - тоже, хрен редьки не слаще. Кто ж его знает, куда кривая выведет? В смысле, генеральная линия... Вот и терзаются люди. Вот и "воздерживаются" пачками, точно не понимая, что нельзя "слегка умереть" или быть "частично беременным".

Фракция посовещалась. На голосование было решено внести три проекта постановления: Баталина, Хаипова и Буханцева.

Результаты: за Баталина -двенадцать, против - четыре; за Хаипова - девять, против - четыре; за Буханцева - семь, против - три. Все остальные, натурально, воздержались.

Ступор. Коллапс. Почему-то вспомнился анекдот: на светофоре тормознула машина. За рулем - женщина. Красный - стоит, желтый - аналогично, зеленый - та же картина. Подходит гаишник: "Мадам предпочитает какой-нибудь другой цвет?.."
Никитин: "Решение не принято".

От скромности не умрет

Никитин, депутат Государственной Думы: "Нет, принято. Вы сегодня приняли решение... Если в Государственной Думе встанет вопрос о том, какова позиция Калининградской областной Думы, ответ будет: позиции нет".

Буханцев: "Вот пусть Государственная Дума и думает теперь, как же так..."

Депутат Козлов: "Я предлагаю создать рабочую группу и за пятнадцать минут написать согласительный проект постановления, который всех бы устроил".

Багалин: "Если бы у вас хватило терпения и юридической грамотности вчитаться в мой проект, вы увидели бы там глубочайший смысл, изложенный очень сдержанно и корректно!" (Все мы смертны. Но одно можно сказать уже прямо сейчас: от скромности депутат Багалин, двадцать седьмой округ, не умрет, - прим. авт.)

Селезнев: "Зачем рабочая группа? Вопрос стоит конкретно: ратифицировать или не ратифицировать. Что может сделать эта группа?"

В группу включили Баталина, Багалина, Хаипова, Козлова, Селезнева. Буханцев отказался. Пока пятеро парламентариев искали компромисс, спикер Никитин раздраженно высказывал свою точку зрения: "Что они могут сделать? Лучше бы мы не приняли никакого решения. Было бы ясно: вот позиция "Единства", вот - правых... левых... коммунистов. А так - они сейчас предложат пограничный вариант: проект не ратифицировать, но признать положительным".

Простой рабочий член

...Селезнев вернулся крайне недовольный. Козлов заторопился на трибуну.
Никитин, спикер: "Первая радостная новость: кворум есть. Лицо перед нашими избирателями мы сохранили".

Козлов: "Я не лидер рабочей группы... я простой рабочий член... Мы решили сохранить существо и общее движение проектов, но сделали замену слов... выход на синонимы... (если в слове "хлеб" сделать четыре ошибки, оно превратится в "пиво", - прим. авт.).

Реплики: "Ратифицировать или нет?"

Козлов: "Не надо писать слова "ратификация"...

Буханцев: "Мы ратифицируем или нет?"

Козлов: "Вот я же и говорю... это комплекс на самом деле... Нам наконец размножат документ или у нас в Думе вообще бардак?!"

Селезнев: "Мои пожелания не были учтены в проекте постановления. За основу взяли проект Баталина. Получилось постановление абсолютно непроходное. Имеет ли смысл ждать его размножения?"

Ярошевич: "Непринятие решения есть прекрасное решение для тех, кто не хотел, чтобы мы это решение приняли" (Во как! - прим. авт.)

Депутат Святохо: "Ну что такое, я сейчас заплачу! Ну что вы вообще сидите! Я не понимаю вас двоих, слушайте!"

Истерика

Проголосовали взять "компромиссный проект" за основу. Ратифицировать или нет? Скорее да, чем нет. С кучей оговорок, на которые в Москве никто, вероятней всего, не обратит никакого внимания. И с просьбой дать областной Думе срок для подготовки своих замечаний и предложений.

Семнадцать голосов буквально натягивали. Святохо кричала на депутатов-аграриев: "Голосуйте! Голосуйте, я говорю!!!"

И - вышел-таки каменный цветок. "Против" были Шушкин, Буханцев, Никитин и Селезнев.

Буханцев: "Отметьте в протоколе, я против категорически!"
Никитин: "Вот-вот. Давайте еще отмечать, кто полностью против, кто не полностью и кто категорически".

Стали отшлифовывать формулировки.

Тулаев: "Я предлагаю указать срок, когда мы пришлем наши замечания и предложения. Мы ведь не можем сказать: вы не принимайте, но мы никогда ничего не пришлем".

Реплики: "Давайте напишем - к первому апреля" - "Первое апреля - смешной праздник. Давайте серьезно отнесемся! Давайте к пятому апреля!"

Буханцев: "Я предлагаю написать: не ратифицировать договор до полного решения вопросов..."

Реплики (больше похожие на вопли): "А что такое полное? И что неполное?" - "Не проходит!" - "Переголосовать!!!" - "Полное" снимать - и переголосовывать!"

Багалин: "Мы адресуем постановление не туда! Нам прислал письмо Рогозин, и отвечать нужно ему!"

Виноградов: "Это не ответ, а наше постановление. Кому хотим, тому и пишем!"

Реплика: "А Ежиков где?"

Ответная реплика: "Родину продал..." - "Кто за? Кто против?" -"ПРИНЯТО!!!"
Театр абсурда

...Аплодисменты. И - очень странное "послевкусие" - как от шумной пьесы в театре абсурда. Ну - покричали. Ну - самовыразились. Ну - предложили Государственной Думе оттянуть момент ратификации. А дальше?.. Кто будет вырабатывать эти самые предложения? И не получатся ли они в результате перманентного "поиска компромисса" чересчур беззубыми... формальными... фактически никакими?

И главное: что будет, если Госдума наших парламентариев просто-напросто пошлет подальше? А Президент поступит по извечному принципу власти: "Мы посовещались - и я решил". Вот о чем надо думать. Уже сейчас. Не дожидаясь очередного письма от Рогозина - в смысле, у моря погоды. И не превращая процесс решения нашей всеобщей судьбы в пиар-кампании конкурирующих политических объединений. Если это, конечно, возможно.

Д. Таманцева