НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Cтатьи, комментарии, интервью / Менты играют на "контрабасе". Руководство юридического института МВД "прихватизировало" государственную границу.

МЕНТЫ ИГРАЮТ НА "КОНТРАБАСЕ".
Руководство юридического института МВД "прихватизировало" государственную границу.


Полгода назад в статье "Мафия на границе. Семьи ментов всегда к услугам контрабандистов" ("НК" №95) мы писали о том, как семьи господ Попова - начальника Калининградского юридического института МВФ РФ, генерал-майора милиции, и полковника Лысенко, начальника отдела кадров этого же института, успешно поимели по кусочку... государственной границы.

Нет, конечно, имеется в виду не контрольно-следовая полоса, да и вышки с автоматчиками "прихватизировать" никто не собирается. Все гораздо проще. И прибыльнее. 18 сентября 2000 года постановлением и.о. главы Багратионовского муниципального образования частный предприниматель Людмила Михайловна Попова (супруга генерал-майора, полковник милиции в отставке, в недавнем прошлом - преподаватель вуза, которым руководит муж) получила в аренду земельный участок под установку торгового павильона по улице Дружбы. Чуть позже постановлением главы районной администрации О. Шлыка соседний участок - пятьдесят квадратных метров земли - был выделен жене полковника Лысенко, Ирине Викторовне. Тоже под строительство павильона.

Места им достались сладкие: улица Дружбы начинается прямо от пограничного перехода. Чертовски выгодная стратегическая позиция, если учесть, что львиная доля поляков и россиян пересекает границу только для того, чтобы "метнуть икру" (затариться водкой и сигаретами) и вернуться обратно. Абы кому такие участки не выделяются. Ну а супругам уважаемых людей, натурально, пошли навстречу.

Но... нет пределов совершенству. Людмиле Михайловне Поповой и Ирине Викторовне Лысенко показалось недостаточным просто быть первыми в торговом ряду. К их павильонам от границы... провели отдельную дорогу. И даже заасфальтировали. А в пограничном заборе - в нескольких метрах от КПП - проделали дыру. И поставили ОСОБЫЕ ворота. Которые работник магазина периодически открывает, чтобы машины с польскими номерами могли заехать в павильоны Поповой-Лысенко, МИНУЯ ОБЩУЮ ОЧЕРЕДЬ.

Ночью на воротах стоят пограничники. Вместо швейцаров. Пропуская всех желающих затариться. Натурально, и от благодарности не отказываются: доброе слово и кошке приятно.

Писали мы и о том, что в павильоне г-жи Поповой свободно можно расплатиться баксами, не утруждая себя обменом валюты. (12 февраля 2002 года я лично это проделала, купив - в присутствии свидетеля - пять блоков сигарет за $18. С продавщицей я рассчиталась двадцатидолларовой купюрой, а она преспокойно дала два бакса сдачи. И не подумайте, что в каких-нибудь там у.е. Нормальными зелеными бумажками.)

Честно говоря, мы полагали, что статья будет иметь резонанс: приграничная "дорога жизни" в частном пользовании - это вам не фунт изюма. И резонанс действительно был: оскорбленные Поповы и Лысенко обратились в Багратионовскую прокуратуру с требованием возбудить против нас уголовое дело. Типа, за клевету. Опорочили мы их, дескать, беленьких и пушистых. А личные ворота на границе и валютные операции, осуществляемые без малейшего участия государства, - это, знаете, так... Фантом. Глюк. Вымысел коварного журналиста.

Чем закончилось это "дело", не знаю. Видимо, прекращено. А вот история с воротами получила весьма любопытное продолжение.

Не так давно глава Багратионовского муниципального образования О.В. Шлык подписал распоряжение 129-р, согласно которому муниципальное предприятие "33" должно поставить по обеим сторонам дороги, ведущей от КПП в Багратионовск, ограждения. В рамках мероприятий по благоустройству приграничной территории. (Там сейчас многое делается. Налажен сбор и вывоз мусора: ежедневно на трех тракторах работниками МУП выгребаются и утилизируются около десяти кубометров твердых бытовых отходов. Восстановлена ливневая канализация, разбиты клумбы, поставлены скамейки, заказана деревянная беседка для отдыха... Граница становится цивилизованней, это очевидно).

Но... эти самые ограждения перекроют отдельную дорогу к павильонам милицейских жен Лысенко и Поповой. Дамы возмутились: "Никогда!" Мужья, натурально, подоспели на помощь. Вернее, один муж - полковник Лысенко. По словам владельцев соседних торговых точек, Поповы в своем павильоне в последнее время практически не появляются. Делами заправляют супруги Лысенко. Причем если на официальных собраниях предпринимателей - к примеру, на "круглом столе" по вопросам благоустройства арендуемой площади - присутствует исключительно Ирина Викторовна, то "на земле" ее супруг хозяйничает весьма активно. Несмотря на... гм... милицейский чин. И закон, который запрещает ему подобное "совместительство".

Рассказывает руководитель МУП "33" И. Юдичева:

- Я официально предупредила Ирину Викторовну о том, что буду ставить ограждения. У нас с ней до этого никогда не возникало конфликтов: Ирина Викторовна всегда откликалась на все предложения администрации по благоустройству территории. К примеру, несколько месяцев назад мы собрали предпринимателей и попросили, чтобы они в складчину платили зарплату троим рабочим, нанятым для уборки мусора с территории вокруг павильонов. Деньги с каждого ЧП получаются небольшие, но из всех бизнесменов регулярно платили их только двое. В том числе и Лысенко. Так что никаких претензий у нас друг к другу до сих пор не было.

Но тут Ирина Викторовна буквально встала на дыбы: "Я вам не дам поставить это ограждение. Почему вы начали с меня? Начинайте с другой стороны, я посмотрю, будете ли вы это делать!"

А я что? У меня распоряжение. Я приехала на объект с рабочими. Смотрю: Лысенко поставили микроавтобус так, чтобы не дать нам копать.

Я говорю: "Уберите автобус".

Выходит муж Лысенко, начинает вести разговор на повышенных тонах.

Я говорю ему: "Сейчас милицию вызову".

А он: "Милиция уже здесь".

Тогда отвечаю: "Вы милиция у себя в Калининграде, а здесь вы просто гражданин. Отойдите, пожалуйста, и не мешайте работать". И даю рабочим знак: мол, начинайте.

Тут Лысенко подскочил к одному из моих ребят и схватился рукой за ломик.

Я кричу: "Вызывайте милицию!"

Он пришел в чувство, руку убрал, разговаривать стал тихо и спокойно. Но - не подчинился.

Я говорю: "Хорошо. Мне некогда вас тут караулить. Но я приеду с рабочими завтра".

А Лысенко: "Мы и завтра копать не позволим".

Еще бы. Я специально всю ночь простояла рядом с их павильоном: машин сто проехало к ним из Польши. Я все номера записала. Пограничник ворота открывает, поляки - к павильону, затарились - и отъезжают. Меня никто не стеснялся. Стоишь, мол, - и стой. А мы свое дело будем делать.

Кстати, я три месяца назад уже писала на Ирину Викторовну докладную по этому поводу. Лысенко тогда обязали ворота закрыть, а ключ сдать пограничникам. Они так и сделали. Но очень скоро и сама Ирина Викторовна, и ее муж стали подходить и просить: "Позвольте нам пользоваться воротами - для того, чтобы товар в павильон завозить".

Им разрешили. Где-то с месяц все было в порядке, к ним заезжали только машины с товаром, а потом - опять пошел поток.

Конечно, им не хочется лишаться легкой прибыли. С такого павильона, как у них, 5000 долларов прибыли в месяц можно получать свободно. Есть за что биться.

"Биться" с Лысенко г-жа Юдичева отправилась в сопровождении прессы. То есть меня.

Микроавтобуса не было. На его месте стоял роскошный автомобиль. Как только к нему приблизилась Юдичева, из павильона выскочила г-жа Лысенко и заспешила к нам в сопровождении охранника - бритоголового молодого человека по имени Сережа.

Юдичева: "Ирина Викторовна, убирайте свой автомобиль".

Лысенко: "Не буду".

Юдичева (рабочим): "Хорошо, начинайте копать".

Рабочий втыкает лопату в землю - Лысенко нервно командует: "Сережа!" Сережа садится за руль и проезжает немного вперед.

Юдичева: "Ладно, копай сзади!"

Рабочий обходит "тачку".

Лысенко: "Сережа, сдай назад!"

Сережа сдает. Чуть не наезжая на ноги работяги. Тот, естественно, говорит: "Разбирайтесь сами, мне моя жизнь дороже".

Г-жа Лысенко тем временем возмущается: "Я не буду выполнять это распоряжение! Оно незаконное. Это политическая акция! Я обращусь в прессу!"

Юдичева: "Пресса уже здесь".

Я: "Калининградские НОВЫЕ КОЛЕСА".

Лысенко: "Ах, "Колеса"?! Я сейчас же звоню прокурору, он давно хотел с вами пообщаться. Сейчас приедет и пообщается! Вы что про нас такую гнусную статью написали?"

Я: "Я написала только о том, что видела собственными глазами".

Лысенко: "Ой, не надо! Знаем мы, как в "Новых колесах" статьи пишутся!"

Я: "Но я лично в вашем павильоне расплачивалась долларами. Безо всякого, кстати, кассового аппарата".

Лысенко: "Не может быть. Это все политический заказ". И тут же с ловкостью фокусника Ирина Викторовна извлекает из папки бумаги, испещренные цифрами: "Я вчера специально записывала номера машин, которые с границы едут прямо, без всяких талонов, сами знаете в чьи магазины (она значительно смотрит на Юдичеву, - прим. авт.). Я понимаю, вы - человек подневольный, но ведь я молчать не стану. Если вы меня не оставите в покое, я все расскажу. Я такую информацию дам - тем же "Новым колесам". Но ведь вы ее (это уже мне, - прим. авт.) не напечатаете. Вы работаете известно на кого".

Ну, натурально... Когда нечего возражать "Новым Колесам" по существу, оппонент спешно подыскивает нам очередного "заказчика". Не укладывается, видимо, в голове, что в некоторых СМИ еще печатают НИКЕМ НЕ ОПЛАЧЕННУЮ правду.

Подавив желание сказать "Мы люди не местные, иллюзий ваших не понимаем", я предлагаю: "А вы дайте эту информацию сейчас. Если вы располагаете действительно важными сведениями, мы их охотно опубликуем. Нас интересует все, что происходит на границе. И "священных коров" для нас нет. А то, извините, с вашей стороны шантажом попахивает: мол, вы меня не трогайте, а то всех сдам".

Лысенко (меняя тему): "Распоряжение главы администрации незаконное".

Я: "У вас есть документы на землю, по которой вы проложили дорогу к павильону?"

Лысенко: "Мне нужны подъездные пути. Как я буду подвозить товар?!"

Юдичева: "А как подвозят товар ко всем остальным павильонам? Сзади..."

Лысенко: "Мне так неудобно. К нам так не проехать. Там владельцы соседнего павильона на дороге установили надолбы".

Юдичева: "Надолбы можно убрать".

Лысенко: "Вот еще! Зачем мне дополнительные траты?! И вообще, я обратилась с заявлением в прокуратуру. Распоряжение главы администрации незаконное, с ним будут разбираться в инстанциях. Пока мне не докажут, что распоряжение не вступает в противоречие с законом, я выполнять его не буду".

Юдичева: "Но у вас нет документов на эту землю. Это муниципальная собственность. Никто не посягает на ваш павильон и на прилегающую к нему территорию. А к вам сюда машины ездят потоком без всякого права".

Лысенко: "Не ездят! Одна-две в день, это знакомые приезжают к девочкам в магазин".

Юдичева: "Зачем вы лжете? Я лично видела. Сотня машин! Одну-две вообще бы никто не заметил. А к вам ездят сотни. Сворачивают прямо с границы. Вы мне сами говорили: "Не лезьте, это не ваша земля, а пограничников. А с пограничниками мы договорились".

Лысенко: "Это политическая акция! Со мной расправляются конкуренты!" (Судя по всему, имеются в виду братья Шлык, в частности, Эдуард Васильевич. Дескать, Олег Васильевич специально вынес такое распоряжение, чтобы лишить г-жу Лысенко и г-жу Попову притока покупателей. Вот только... постановление об отводе земельного участка под павильон подписывал тоже Шлык. А мог ведь и не выделять. При желании. И вряд ли в условиях аренды оговаривался такой пикантный момент, как индивидуально-бесперебойная погранично-товарная магистраль, - прим. авт.)

"Песня акына" была долгой. Наконец Юдичева махнула рукой: "Ладно, мне некогда тут с вами возиться. Если я начну ставить ограждения сначала с другой стороны, чтобы вы убедились в отсутствии предвзятого к вам отношения, вы подчинитесь?"

(Кто спорит - бардака на границе достаточно. Но это же надо! Прикиньте, если пойманный с поличным воришка предъявит ментам ультиматум: мол, я не последний мазурик на земле. Вы сначала искорените преступность в глобально-вселенских масштабах, тогда и я, глядишь, перестану мелочь по карманам тырить.)

Лысенко: "Мне нет дела до другой стороны".

Я: "Значит, все равно не подчинитесь? Но ведь ваш муж работает в правоохранительной системе. Вы должны быть вдвойне законопослушны".

Лысенко: "Мой муж тут ни при чем. Он здесь даже не появляется".

Юдичева: "И вчера не появлялся?"

Лысенко: "Он сейчас в отпуске. Вчера он просто подвез меня к павильону".

Рабочий МУП "33" (хмуро): "И сегодня с утра был".

Ну а как же иначе? Напоследок г-жа Юдичева и г-жа Лысенко обменялись взаимными обещаниями: руководитель МУП сказала, что ограждение поставит и покрасит в зеленый цвет ("на память о том, какой ценой далось"); жена полковника милиции заверила, что дорога к ее павильону останется в целости и сохранности. Потому как она всенепременно добьется отмены распоряжения.

Мы не успели отъехать и трех километров, как на мобильник Юдичевой позвонили, чтобы сообщить ей "радостную" новость: ее разыскивает прокурор. Районный гарант законности был сильно возмущен препятствиями, которые МУП "33" чинит ЧП Лысенко. И даже намекнул Юдичевой, что за "такое" и уголовное наказание схлопотать можно.

Честно говоря, я даже усомнилась. Может, что-то тут действительно не так? И дорога проведена на законном основании? Ну там, типа, земля была ничейная, кто смел, тот и съел. Или и впрямь территория принадлежит пограничникам. Но... заместитель главы Багратионовского муниципального образования

И. Антонович продемонстрировал протокол заседания депутатов районного Совета от 30.01.2002, из коего следует, что границы города Багратионовска простираются вплоть до контрольно-следовой полосы. И даже таможня (чьи объекты находятся дальше злополучных ворот) запрашивает у городских властей землю под свои нужды.

Забавная ситуация, не находите? Да, конечно, граница - это особый мир. Где действуют свои - часто неписаные - законы. К примеру, никто официально не требует, чтобы машины с российскими номерами вставали в одну очередь, а с польскими - в другую. Водители "сортируются" сами. Никто, по идее, не объясняет новичку, кому и сколько он должен заплатить, чтобы машину, нашпигованную сигаретными блоками так, что днище скребет по земле, пропустили, ничего подозрительного "не заметив".

Неофиты устраиваются сами. Ищут подходы... спинным мозгом чувствуют, какая именно сумма таможенника "не обидит". А страх перед "черной полицией" спецы по "контрабасу" наверняка впечатают в свой генетический код и завещают потомкам.

Здесь давно уже сложились свои правила. Весьма далекие от общепринятых этических норм. Если кто-то из водителей заснул за рулем, а очередь начала продвигаться, никто и не подумает будить бедолагу. Его аккуратно и тихо объедут... А с нахалами, пытающимися прорваться вперед, разберутся быстро и шумно - посредством интернационального мата, а то и с помощью монтировки.

"Эпоха контрабаса" рождает своих героев. Человек, умудряющийся по пять-шесть раз в неделю нарушать и российское, и польское законодательство, преступником себя не считает. У него - бизнес. И этим "бизнесом" он отравлен насквозь. Две трети жителей Багратионовска "работают" контрабандистами не только потому, что в городе не хватает других рабочих мест (вакансии имеются - и на маслозаводе, и на заводе по производству мебели и т.д. и т.п.), а зарплаты едва хватит на хлеб с водой. Скорее, это уже философия: за одну "ходку" в Польшу можно "сделать" месячную зарплату бюджетника. Не говоря уже о риске, о выбросе адреналина в кровь... без чего существование "подсевшему на контрабас" покажется пресным.

"Завязывать" с провозом сигарет здесь не собираются. Напротив. Как только Польша вступит в Евросоюз, цена одной пачки сигарет станет там такой же, как в Германии: 5 евро. А значит, провезя всего два блока с территории Калининградской области, можно обеспечить себе неплохую прибыль. "Так неужели я два блока не запрячу?!" - рассуждают лихие "рейнджеры". И ведь запрячут! Потому что те, кто ищет, тоже хлебушка хотят. А хлебушек они привыкли кушать с маслицем и красной икоркой.

Так что остервенение, с которым чета Лысенко бьется за свою дорогу, понятно. Позволят они перекрыть им доступ к живительному источнику, ага! Щас! Только шнурки г-н полковник погладит. На форменных милицейских ботинках. Вместе с г-ном генерал-майором Поповым. Который, кстати, руководит не какой-нибудь шарашкиной конторой, а целым институтом, ежегодно осуществляющим массовый вброс молодых специалистов в правоохранительные сферы. Интересно, КАК именно он руководит? Не старым ли добрым способом: "Делай как я"?

Короче, дамы и господа, вот вам две новости. Хорошая и плохая. Хорошая: граница на замке. Плохая: ключ от замка - в кармане у Лысенко (а также Попова... Иванова-Петрова-Сидорова и еще десятка-другого лиц, превративших общую для всех и где-то даже... гм... государственную границу в пунктирную линию).

Все в нашей области расписано, как по нотам. Для соло и дуэтов на контрабасе.

Д. Таманцева