НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Ваше имя (по желанию).

Если вы рассчитываете на ответ, сообщайте адрес своей эл. почты или телефон.

Текст письма*

Защита от автоматического заполнения

Введите символы с картинки*

* - обязательные поля

Новые колеса / Cтатьи, комментарии, интервью / В плену воров-2. Своей кровью ветераны оплатили сытую жизнь чиновников

В ПЛЕНУ ВОРОВ-2.
Своей кровью ветераны оплатили сытую жизнь чиновников


Статья "В плену воров. На смену фашистам пришла соцзащита", опубликованная в "НК" N99, вызвала самый широкий резонанс. Напомним,речь в ней велась о том, с каким трудом доходят - ЕСЛИ доходят! - до бывших узников фашистских концлагерей деньги, выделенные немецким правительством для выплаты компенсации.

Так, еще в 1994 году по решению правительства Германии в Россию, Белоруссию и на Украину было переведено около миллиарда немецких марок, предназначенных жертвам фашизма. В каждом государстве, чтобы распределить полученные средства, были созданы фонды "Взаимопонимания и примирения". Однако в большинстве случаев деньги до адресатов не дошли, "прилипнув" к рукам посредников.

В 1999 году Германия вновь вернулась к вопросу о необходимости выплаты компенсации экс-рабам великого рейха. И в июне 2000-го немецкий бундестаг принял закон об учреждении нового немецкого фонда "Память, ответственность и будущее", которому предстояло распределять компенсацию через уже существующие фонды, осуществляя их координацию и контроль. Ибо Российский фонд взаимопонимания и примирения себя серьезно скомпрометировал. По данным немецкой стороны, при проведении выплат было похищено сто миллионов немецких марок. В связи с чем бывший председатель фонда В.А. Князев находится ныне под следствием.

А в начале апреля 2002 года с поста председателя Наблюдательного совета этого самого фонда "подвинули" вдову Собчака Людмилу Нарусову. По ее словам, это произошло потому, что она мешала Починку и Касьянову "лоббировать интересы определенных коммерческих банков".

Тогда как в прессе, в том числе и в немецкой, называются несколько иные причины: не так давно в Москве ограбили дочь Собчака и Нарусовой - Ксению. И заявленная этой двадцатилетней девушкой цена украденных драгоценностей (600 тысяч долларов) сильно впечатлила финансирующих фонд немцев. У них возник вполне естественный вопрос: с какой стати юная дочь покойного государственного служащего и дамы, занимающей общественно значимый, но... гм... не очень "хлебный" пост, обладает такими сокровищами?!

...Впрочем, то обстоятельство, что место Нарусовой в Наблюдательном совете Фонда отныне будет занимать министр труда и социального развития РФ Александр Починок, убеждает: пост этот все-таки "хлебный".

Короче, время идет... бывшие малолетние узники фашизма давно уже превратились в глубоких стариков, больных, ограбленных родным государством (которое обрекло их на полунищинское существование, "заморозив" и обесценив рублевые вклады, накопленные на сберегательных книжках). Этим людям о-очень пригодилась бы помощь, выраженная в устойчивой валюте по 15.000 дойчмарок - узникам концлагерей, по 5.000 дойчмарок - подневольным работникам.

Старики - народ неприхотливый. Немецких денег им хватило бы и на лекарства, и на еду, и на поездку в санаторий... Да и на то, чтобы отметить не один День Победы, осталось бы! Но... чиновникам денежки тоже нужны. Вот и гоняют стариков по кругу. И дико обижаются, когда мы, журналисты, говорим об этом своим читателям.

Так, публикация в "НК" появилась 21 марта, а уже 25 марта (!) на имя и.о. редактора газеты К. Синьковского пришла официальная бумага из управления труда и социального развития администрации Центрального района Калининграда.

Начальник управления И. Костюченко так торопилась высказать свое "фе", что в спешке переврала фамилию К. Синьковского, назвав его "Синьковичем".

"Работники управления труда и социального развития администрации Центрального района внимательно ознакомились со статьей С. Герасимова (настолько внимательно, что заочно осуществили операцию по изменению пола. С. Герасимова - она! - прим. авт.) <...> Уточняем, что права на компенсационные выплаты бывшим узникам концлагерей определяют работники Фонда "Взаимопонимания и примирения", который находится в г. Москва, на основании документов, которые оформляют претенденты.

Наше управление (или как понимают жители - соцзащита Центрального района) никогда не занималось выплатой вышеуказанных компенсаций.

На первом этапе организация выплат производилась работниками областного труда и социального развития (ул. Клиническая, 63).

Второй этап организовывал городской отдел труда и социального обеспечения, который также подчинен управлению труда и социального развития администрации области.

Учитывая вышеизложенное, просим Вас ПУБЛИЧНО принести извинения в наш адрес".

Интересно, за что?!

Бывший узник концлагеря Н.В. Немцев, о котором говорилось в нашей предыдущей публикации, обратился за помощью не куда-либо, а в органы соцзащиты Центрального района Калининграда. А его там "послали".

Хотя, как следует из другой официальной бумаги, присланной депутату облдумы Рудникову из управления труда и социального развития администрации области, именно "на органы социальной защиты населения возложены обязанности по оказанию помощи гражданам при оформлении ходатайства - заявления на специальном бланке и направлении его в Российский Фонд взаимопонимания и примирения, а также
проведения разъяснительной работы".

Но и это не главное. Почему-то чиновники всех мастей и рангов твердят, как заведенные, о бланках. Мол, бланки были выданы вовремя и т.д. и т.п. А речь должна вестись о деньгах. Которые (правильно!) начисляются бывшим узникам в Москве... но это совсем не означает, что органы соцзащиты и (прежде всего!) прокуратура могут самоустраняться от решения проблемы жизненно важной для сотен стариков! Пока же, увы, бывшие малолетние жертвы фашизма бьются за свои права сами. Как могут. (А это значит - практически никак.)

Начальник отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Калининградской областной прокуратуры г-н А. Цирк сообщает депутату Рудникову:

"Ваше обращение в связи с заявлением бывшего малолетнего узника фашизма Гущиной Т.С. и других... рассмотрено <...> Прокуратурой области в Фонд направлен запрос о причинах неперечисляющихся денежных средств".

Ага. Грозный такой. Одна концовка чего стоит:

"...прошу сообщить в прокуратуру Калининградской области, начислялись ли вышеназванным лицам Фондом "Взаимопонимания и примирения" деньги.

- если да, то по какой причине до настоящего времени не произведены выплаты;

- в случае, если деньги не начислялись, то прошу сообщить причины".

Рр-р... мяу! Ответ, надо думать, будет выдержан в этом же духе. Типа тех отписок, что граждане пачками получают из Фонда и безо всякого прокурорского вмешательства:

"...в связи с финансовыми затруднениями, сложившимися вследствие несвоевременного возврата задолженности уполномоченными банками, образовавшейся вследствие кризиса финансово-банковской системы в августе 1998 года, выплаты компенсаций и дополнительной материальной помощи бывшим узникам фашизма
приостановлены".

Вы чего-нибудь поняли? Прямо как у Булгакова: "Кто на ком стоял? Выражайтесь яснее".

Опять же, дефолт и все связанные с ним прелести жизни - это дело, так сказать, внутреннее. Российское. И к валюте (!), поступающей из-за рубежа на вполне конкретные цели, отношение оно имеет самое что ни есть посредственное. Если, конечно, не "крутить" предназначенные для стариков деньги в несколько иных сферах... Ну, а если "крутить"... тут и возникают разные коллизии.

К примеру, калининградка Алина Яковлевна Березовская, в девичестве Швачий, дочь офицера Красной Армии, погибшего в первый день войны, находилась в фашистском концлагере Димитравас (на территории Литвы) с 1941-го по 1943 год. В государственных архивах СССР и Литовской ССР документы об этом концлагере отсутствуют.

Но - в бытность Литвы советской республикой - общественный лицей боевой славы профтехучилища N81 г. Кретинги собрал достаточно полную и объективную информацию о томившихся в Димитравасе малолетних узниках. Алина Яковлевна еще в 1990 году получила соответствующее удостоверение. В 1998 году председатель Правления Фонда "Взаимопонимания и примирения" Князев сообщил, что Березовской начислена компенсация за пребывание в немецкой неволе. О месте и времени ее получения Алину Яковлевну должны были известить дополнительно. Она ждала два года. И... вместо денег получила коротенькое извещение:

"...В соответствии с решением Правления и Наблюдательного Совета Фонда, ряд дел, поступивших из Калининградской области, пересматривается Экспертной комиссией".

Казалось бы, чего тут пересматривать?! Есть документы, есть немецкие деньги, бери и распределяй. Но... чем дольше тянется волынка, тем ощутимее становятся
проценты по банковским вкладам. На чужом горе делаются целые состояния. А старики... подождут. Им, чай, не впервой.

...В 2001 году Березовская вновь обратилась в Фонд. Начальник отдела организации выплат проинформировал ее о том, что "массовые выплаты по регионам будут производиться, начиная с 2002-го года". И заверил, что "все необходимые сведения... имеются в компьютерной базе данных архива Фонда". И что "Фонд будет стремиться произвести выплаты в максимально короткие сроки".

Но... "учитывая, что претендентов на получение выплат около 400 тыс., сделать это одновременно не представляется возможным".

Так что жди-и-ите. Свои денежки вы всенепременно получите. После дождичка в четверг. Аккурат после того, как рак на горе свистнет.

...А самое интересное в этой истории, знаете что? Брат Алины Яковлевны, Виктор Яковлевич Швачий, положенные ему выплаты уже получил: он живет в Литве, там у стариков деньги НЕ ВОРУЮТ.

...А вот и еще одна история.

Читательница "НК" И.С. Воробьева написала нам после выхода статьи "В плену у воров".

"...В 1943 году, когда г. Смоленск был оккупирован немцами, фашисты стали отступать и забирать с собой молодых. Моей бабушке Слепневой Нине Павловне было 17 лет. Ее вместе с другими девушками угнали в Германию. В концентрационном лагере распределили по хуторам. Она работала в поле и на скотном дворе в течение двух лет.

...Примерно десять лет назад она в первый раз пошла в райсобес по месту
жительства (Балтийский район Калининграда, - прим. авт.). Там ей объяснили, что компенсация ей не полагается, т.к. в момент угона она была совершеннолетней (?! - прим. авт.).

Во второй раз мы обратились летом 2001 года. Бабушка уже не могла больше ходить, ходила я. Обратились в Управление Пенсионного Фонда РФ в Калининграде, по ул. Геологической, д. N1. Мне объяснили, какие нужно предоставить документы. Мы сделали запрос в Смоленский архив и ФСБ. Получив ответы, пришли в ужас. Справка из архива оказалась недействительной, т.к. в ней не была указана дата угона. А в полученной из ФСБ справке было написано, что "...Слепнева Нина Павловна <...> 22 сентября 1943 года добровольно выехала в Германию, где находилась в м. Аренсагин, работала в с/х-ве у гр-на Кремо по 2 мая 1945 года".

Когда я показала эти документы, добрая женщина из Пенсионного фонда только руками развела. И удивилась: "Почему же вашу бабушку не посадили сразу после войны? Если в НКВД знали, что она действительно уехала добровольно, ее бы обязательно посадили. А сейчас все делается специально для того, чтобы не выплачивать таким, как она, компенсации".

Вот так. Страшное дело. Угнанная в рабство девчонка выжила. Ее не убили, не замучили непосильной работой, не затравили собаками, не заморили голодом... Уцелела. Не поддалась искушению осесть в Европе, как это сделали десятки других (не секрет ведь, что многие Люськи и Машки превратились после войны в Люсьен и Мари - так пугала их перспектива возвращения в родные, но разоренные города и села).

И даже сталинские мастера заплечных дел не тронули вернувшуюся из фашистской неволи девушку, зная, что подписку о "добровольном сотрудничестве" в концлагерях давали под дулами автоматов... Чекисты не "пришили" ей подрасстрельную статью "за сотрудничество с немецкими оккупантами", не угнали на Колыму...

А времечко было еще то. И надо думать, проверяли репатриантов тщательно, буквально раскладывая каждого на молекулы. Все прошла Нина Павловна, все преодолела - чтобы в семьдесят семь лет узнать, что компенсации за изувеченную войной юность ей не положено.

Причем решили так не немцы, а соотечественники. Сытые чиновники, прилепившиеся к "кормушке". Вцепившиеся в нее всеми своими конечностями, вгрызшиеся зубами. Готовые обвинить кого угодно во лжи, в предательстве Родины... в любом смертном грехе, лишь бы и дальше иметь возможность "крутить" немецкие деньги.

У Солженицына в его классическом рассказе "Один день Ивана Денисовича" есть герой, который попав в Бухенвальд, сколотил там подпольную антифашистскую организацию, возглавил вооруженное восстание, чудом остался жив... но он же, Сенька Клевшин, в сталинском лагере для политзаключенных, куда его посадили по возвращении на родину, ведет себя тихо, робко, покорно... Почему?

Да потому, что бороться с внешним врагом проще, чем с теми, кто говорит с тобой на одном языке, окружает тебя в повседневной жизни, кто вроде бы с тобой одной крови...

Вот и сейчас. Что делать старичкам, которых взяли в крутой оборот...гм... "благодарные потомки"?

Против лома нет приема. Хотя... если бы и прокуратура, и органы соцзащиты выступили единым фронтом (к примеру, выяснив хотя бы такую "мелочь", как фамилия куратора по нашей области в злополучном московском фонде... или разузнав, почему по путевкам, полученным для бывших узников по линии соцзащиты, ездили в Дома отдыха и санатории не они, а родители вполне конкретных чиновников и т.д. и т.п.) - соблюдения законности можно было бы добиться. В Фонде ведь тоже не дураки сидят. Понимают, что с принципиальным прокурором шутки плохи. (Где только взять его, принципиального?..)

Ну, а пока... 9 мая на автобусной остановке у Южного вокзала просил милостыню человек, на груди которого красовался орден Отечественной войны III степени и висела парочка потускневших медалей. Подавали ему неохотно. Гораздо охотнее нарядно одетые люди покупали пиво в ларьке, готовясь "смотреть" на площади Василевского праздничный салют с фейерверком. Так что, черт возьми, мы 9-го отмечали? Победу над собственным старичками? Над прошлым, купленным их кровью, отмытым их слезами?.. Над честью и совестью?

Похоже, что именно так. Как сие ни противно.

Д. Таманцева
"НК" № 107, 16 мая 2002